Болезнь в свете православного вероучения ларше

Болезнь в свете православного вероучения ларше thumbnail

Распечатать

профессор Жан-Клод Ларше

Содержание

Введение

Глава 1. У истоков болезни
Изначальное совершенство
Первоисточник болезней – первородный грех
Виноват ли человек в появлении болезней?
Исцеление человеческой природы воплощенным Словом
Причины возникновения болезней
Болезни тела и души
Переменчивость состояния здоровья
Глава 2. Духовное значение болезни
Двойственное значение здоровья и болезни
Благотворное значение болезни и страдания
Знак провидения
Возможности духовного роста
Помощь Божия и дело человеческое
Значимость терпения
Основополагающая роль молитвы
Пути святости
Глава 3. Путь христианина к исцелению
Исцеление во славу Божию
Христос-врач
Святые исцеляют именем Христовым
Духовные пути исцеления
Молитва
Молитва о ближнем
Молитвы святых
Дар исцеления: происхождение и пределы
Елеосвящение (Соборование)
Принятие святой воды
Крестное знамение
Экзорцизм: сущность и значение
Значение светской медицины
Крайние взгляды
Духовное восприятие светской медицины, предполагающее её оправдание через соотношение с волей Божией
Исцеление приходит от Бога
Пределы возможностей медицины
Забота об исцелении души
Выздоровление тела символизирует и возвещает духовное исцеление всего существа
Недуги души опаснее болезней тела
Относительность физического здоровья
Обетование будущей нетленности и бессмертия
Христос явился спасти также и плоть
Библиография
Список сокращений
Источники
1. Литургические тексты
2. Тексты святых отцов и учителей Церкви
Без автора
Исследования
Об авторе
Сочинения Ж.-Кл. Ларше
 

Известный православный богослов Жан-Клод Ларше пытается выработать квинтэссенцию учения о телесных болезнях и их излечении. Исследуя эту тему, автор опирается на Священное Писание, труды святых отцов, литургические тексты и учение о Таинствах Церкви. Первая часть книги посвящена вопросам об источниках и причинах появления болезней, о взаимосвязи болезни со злом и грехом. Вторая часть книги раскрывает духовное значение болезней. В третьей части описаны христианские пути выздоровления, основанные на принципах церковной жизни и традициях Древней Церкви и православия. Данное исследование не имеет аналогов.

Введение

Нет в мире человека, который бы за свою жизнь ни разу не болел. Заболевания составляют неотъемлемую часть нашего существования. Никакой организм нельзя назвать абсолютноздоровым. Здоровье – это состояние неустойчивого балансажизненных сил и сил, им противодействующих, где преобладание первых над последними весьма условно. «Жизнь, – утверждает профессор Марсель Сэндрай в своей “Истории происхождения заболеваний”, – это, в сущности, вызов, брошенный смерти. Каждая наша клеточка выживает лишь ценой непрестанного сопротивления тем силам, которые стремятся ее уничтожить. С самого рождения наши ткани претерпевают процессы разрушения и старения; в них изначально заложены механизмы самораспада. Болезни сопровождают человека на протяжении всей его земной жизни. И даже при внешней видимости здоровья биологическиепроцессы в организме человека то и дело выходят за пределынормы. Медики часто наблюдают, как самые элементарныепроцессы жизнедеятельности сопровождаются проявлениями различных болезненных патологий»1. Даже когда мы чувствуем себя абсолютно здоровыми, болезни где-то незримо присутствуют в нас, и при малейшем сбое в нашей внутренней системе защиты они спешат проявиться в той или иной форме. И нередко, прежде чем мы их обнаружим, они успевают нанести серьезный вред нашему здоровью.

Любая болезнь приносит с собой страдания. Большинствозаболеваний заставляют нас страдать физически и морально; но абсолютно все они приносят страдания духовные, поскольку демонстрируют нам – и порой довольно жестоко – нашу беззащитность: они напоминают нам, что физическое здоровье преходяще, земная жизнь недолговечна, а наше тело бренно и ему суждено постепенно ослабнуть, состариться и наконец умереть.

Таким образом, болезни вызывают у нас неизбежные вопросы: «Зачем? Почему я? Почему сейчас? Надолго ли?

Что со мной будет дальше?»

Всякая болезнь заключает в себе некое послание, которое тем более внятно и содержательно, чем менее оно абстрактно и безотносительно и чем естественнее оно вписывается в рамки нашего, зачастую небезболезненного, онтологического опыта. Такое послание часто играет в жизни человека решающую роль. Это можно объяснить тем, что болезнь практически всегда ставит под вопрос главные принципы, основы и характер нашего бытия,его гармоничность, контроль над нашими физическимии умственными способностями, привычную систему ценностей, взаимоотношения с окружающими и в конце концов саму нашу жизнь, поскольку именно во время болезни мы чаще всего думаем о смерти.

Болезнь, не будучи феноменом сугубо физиологическогоплана и не ограничиваясь лишь кратковременным воздействием на человека, нередко становится настоящим духовным испытанием, способным оказать огромное влияние как на самого человека, так и на его судьбу.

Человеку нужно находить в себе силы, чтобы выдержать этииспытания, переносить болезни и всевозможные связанные с ними страдания, изыскивать не только теоретические, но, что самое главное, практические решения возникающих при этом проблем. Каждому из нас на протяжении жизни приходится не только терпеливо переносить выпадающие нам болезни и скорби, но также находить в себе силы, несмотря ни на что, продолжать жить и исполнять своё предназначение вопреки этим недугам и невзгодам или же непосредственно через их преодоление.

Однако это совсем непросто, ведь болезнь, как правило, привносит в нашу повседневную жизнь существенные изменения, нарушает привычный распорядок, осложняет и даже охлаждает наши отношения с близкими, подчас подвергая нас вынужденному уединению, когда помимо физической боли нас терзают беспокойство и уныние, а порой – тоска и отчаяние, и мы чувствуем себя одинокими в этом противостоянии.

В этой ситуации современный человек выглядит во многих отношениях беззащитнее своих предков.

Безусловно, в наши дни благодаря широкому спектру научных открытий, технических возможностей и социальных программ медицина достигла очень высокого уровня развития, что делает её весьма эффективной в области профилактического лечения, диагностики и терапии. На сегодняшний день человечество навсегда избавилось от целого ряда заболеваний, свирепствовавших в прежние времена. Теперь мы можем быстро вылечиться от болезней, которые в прошлом требовали от наших предков длительного лечения, а порой были и вовсе неизлечимы. Страдания, прежде неизбежные, стали легкоустранимы. Однако нельзя не признать, что все эти достижения имеют свои пределы, а зачастую и обратный эффект, что связано скорее не с медициной, а с идеологическими и культурными критериями, исходя из которых разрабатываются и применяются вышеупомянутые средства.

Бытующий вплоть до настоящего времени чисто натуралистический подход к развитию медицины привел к тому, что все внимание фокусируется на заболевании как таковом, на его обособленном, чисто физиологическом аспекте безотносительно личности больного. Вместо того чтобы заниматься исцелением человека, многие медики сегодня в большей степени концентрируют свое внимание на самом заболевании или отдельных пораженных органах. Такой подход, вкупе с ростом применения количественных и абстрактных методов диагностики и все более технически усовершенствованных способов лечения, привел, во-первых, ко всё усиливающемуся обезличиванию лечебного процесса и, как следствие, усугублению ощущения растерянности и беспомощности у пациентов. Во-вторых, таким образом пациента как бы обособляют от его заболевания и связанных с ним страданий, что в свою очередь лишает его возможности им противостоять. Рассматривая их как автономные, чисто физиологические явления, требующие только медицинского вмешательства, современная медицина не вдохновляет пациента сознательно принять свои заболевания и сопротивляться им, а, напротив, создает у него ощущение полной зависимости его состояния здоровья и самой жизни исключительно от врачей, как если бы решение его проблем лежало только в медицинской плоскости и от него самого требовалось бы только терпеливо ожидать от медицины избавления от всех его недугов и страданий.

Читайте также:  Кафедра детских болезней акушерства и гинекологии

К слову сказать, господствующая в современном западном обществе система ценностей в целом способствует формированию и распространению такого подхода. Тенденции к преувеличению значимости «жизни тела» как единственной возможной для человека формы существования и упор на поддержание сбалансированного психосоматического состояния у человека, практически обусловленного лишь материальным благополучием, где все сфокусировано на нуждах тела; боязнь всего, что могло бы угрожать этому благополучию, ограничить или полностью разрушить его; отказ от претерпевания любой физической боли и возведение обезболивания в ранг главных достижений цивилизации и первостепенных общественных нужд2; страх телесной смерти как полного и окончательного прекращения человеческого бытия – всё это, вместе взятое, побуждает наших современников возлагать свои надежды и ожидать спасения только от медицины и видеть в медиках этаких новых жрецов современности3, правителей, наделенных властью жаловать или отнимать жизнь, прорицателей человеческих судеб. Этим же объясняется появление некоторых крайне необычных медицинских, биологических и генетических методик, которые, вопреки бытующему мнению, являются не естественным следствием научного и технического прогресса, а лишь отражением духа времени и средством удовлетворения его запросов и требований.

Зародившаяся в конце XVIII столетия надежда на абсолютное избавление от болезней и физических страданий и построение общества безмятежных, совершенно здоровых людей4, вкупе с верой в неограниченные возможности научного и технического прогресса, в настоящее время приобрели небывалый размах. К этому добавляется порожденная достижениями современной генетики убежденность в том, что при помощи соответствующихманипуляций можно будет биологическим путем избавить человека от любых несовершенств, а может быть, даже и от самой смерти.

Эти тенденции, безусловно, свидетельствуют о том, как глубоко укоренилось в человеческом сознании стремление к победе над смертью, противоречащей всей человеческой природе, к преодолению любых ограничений человеческих возможностей, к достижению такой формы существования, при которой возможно безграничное и беспрепятственное самосовершенствование. Но не являются ли подобные надежды на достижения науки и техники в области биологии и медицины утопичными?

Прежде всего следует заметить, что, наряду с исчезновением множества заболеваний благодаря достижениям современной медицины, наблюдается также появление новых недугов5. Несмотря на то что, благодаря развитию медицины и общему улучшению материальных условий, в развитых странах существенно возросла средняя продолжительность жизни, на протяжении последних лет этот показатель остается практически без изменений, что позволяет предположить существование неких непреодолимых ограничений. При этом статистически рассчитанный показатель «ожидаемой продолжительности жизни» не является определяющим для каждого отдельно взятого человека, поскольку жизнь индивидуума не подчиняется так называемым законам статистики. Кроме того, огромное количество патологий и смертельных исходов в наше время происходит от несчастных случаев, которые по определению нельзя предвидеть и число жертв которых напоминает повальные эпидемии прошлых столетий. Что же касается физической боли, то несмотря на то, что некоторые современные методики позволяют её полностью погасить или существенно ослабить, однако в случае сильной боли это становится возможным только посредством уменьшения чувствительности, трансформации или полного отключения сознания пациента, что существенным образом ограничивает его свободу. Все это показывает, на какие иллюзорные основания опирается в своих чаяниях современный человек. Извечный миф разбивается о суровую реальность повседневной жизни, в которой, яко тать в нощи, человека подстерегают болезни, страдания, смерть.

С другой стороны, нужно признать, что новые технологические достижения в области медицины, биологии и генетики больше создают проблем, чем решают. Тот «лучший из миров», который можно было бы создать с их помощью, не будь на то определенных ограничений, скорее уподобился бы аду, а не раю, как надеются слепо верящие в эти достижения люди. На деле же развитие этих методик основывается на принципе обезличивания пациента: они разделяют заболевания и причиняемые ими страдания на отдельные чисто технические категории; подчас превращают человека в объект эксперимента и имеют конечной целью не столько облегчение его состояния, сколько новые достижения в области научно-технического прогресса или даже создание какой-либо сенсации, подчас с элементами саморекламы; определяют жизнь или смерть человека исключительно как физические процессы; игнорируют межличностные отношения и фундаментальные гуманитарные ценности, необходимые человеку на протяжении всего его жизненного пути.

К этому следует добавить, что в большинстве современных лечебных методик наблюдается тенденция рассматривать и воспринимать человека как чисто биологическую особь или в лучшем случае как некую психосоматическую сущность. По этой причине, несмотря на всю их эффективность, с одной стороны, с другой – они оказывают на человека крайне вредоносное воздействие, поскольку заведомо отрицают духовную составляющую, которая является основополагающей для человеческой природы. И если справедливо говорить о том, что человеческое тело в его биологической ипостаси подчиняется законам природы, распространяющимся на все живые организмы, то тем не менее его нельзя рассматривать в том же ключе, что и любой иной живой организм, поскольку это тело является неотъемлемой частью человеческой личности, при обособлении от которой оно утратит свои основополагающие свойства. В современных условиях тело неотделимо не только от сложной психической составляющей, возвышающей человека над животными, но и от его духовного потенциала, безусловно превалирующего над физическим. Тело не только является физическим олицетворением личности, но в какой-то степени оно и есть сама личность. В свою очередь, личность не только пребывает в теле, но в некотором смысле тождественна ему, хотя и неизмеримо превосходит его пределы. Поэтому всё, что касается тела, в равной мере относится и к личности. И если в стремлении избавить человека от страданий мы не учитываем его духовную составляющую, то неизбежно рискуем причинить ему тяжкий вред и зачастую заведомо лишаем себя возможности помочь ему с пользой перенести страдания и выдержать выпавшие на его долю испытания.

В этой книге мы постарались посредством синтеза, не применявшегося нигде ранее, выделить основные постулаты христианского учения о болезнях, физических страданиях, а также о методах исцеления и о здоровье как таковом, опираясь на Священное Писание и труды святых отцов.

Таким образом, нам хотелось сформулировать или пересмотреть концепции, способные помочь современному человеку в постижении сущности заболеваний и различных связанных с ними страданий, а также лечения, исцеления, здоровья как такового – в более широком контексте, чем это предлагает нам современная цивилизация, основанная на технических и материальных ценностях, – а также в преодолении болезни. И в первую очередь мы стремились внушить нашим читателям-христианам верное восприятие этих явлений как неотъемлемого аспекта их взаимоотношений с Богом, через призму которых в конечном итоге нужно рассматривать все человеческое бытие.

Читайте также:  Болезнь суставов ног рук в руки

* * *

1

Sendrail M. Histoire culturelle de la maladie. Toulouse, 1980. P. 2.

2

Этот факт был отмечен, возможно в излишне полемичном ключе, в работе:

Illich I. Némésis médicale. Paris, 1975. Chap. VI.

3

См.: Foucault M. Naissance de la clinique. Une archéology du savoir médical. Paris, 1972; Illich I. Op. cit.

4

См .: Foucault M. Op. cit.

5

См.: Sendrail M. Op. cit. Chap. 18: Santé et maladie des temps modernes. P. 423 s. [Здоровье и болезни в современности].

Вам может быть интересно:

Комментарии для сайта Cackle

Источник

Adnes A., Canivet P. Guérisons miraculeuses et exorcismes dans l’Histoire Philothée de Théodoret de Cyr // Revue de l’histoire des religions. № 171. 1967. Р 166–174. [Адне А., Каниве П. Чудесные исцеления и изгнания бесов в Истории Филофея блж. Феодорита Кирского].

Amundsen D. W. Medicine and Faith in Early Christianity // Bulletin of the History of Medicine. № 56. 1982. Р 326–350. [Амундсен Д.В. Медицина и вера в раннем христианстве].

Amundsen D. W., Ferngren G.B. Medicine and Religion: Early Christianity Through the Middle Ages, in Health // Medicine and the Faith Traditions / M.E. Marty, K.L. Vaux ed. Philadelphie, 1982. [Амундсен Д.В., Фернгрен Г.Б. Медицина и религия: раннее христианство сквозь Средние века].

Aigrain R. L’Hagiographie. Paris, 1953. [Эгрен Р. Агиография].

Basile (Krivochéine), archeveque. Dans la lumiere du Christ. Chevetogne, 1980. [Василий (Кривошеин), архиеп. В свете Христа].

Bihlmeyer C., Tuchle H. Histoire de l’Eglise. T. I. Paris, 1969. [Бильмайер К., Такл Х. История Церкви].

Böcher O. Christus Exorcista, Damonismus und Taufe im Neuen Testament. Stuttgart, 1972. [Бёхер О. Экзорцизм Христа, демонизм и крещение в Новом Завете].

Brunet F. Les médecins grecs depuis la mort de Galien jusqu’a la fin de l’Empire d’Orient / Laignel-Lavastine М., ed. // Histoire générale de la médecine. Paris, 1936. T. I. Р. 433–463. [Брюне Ф. Греческие врачи со смерти Галена до падения Византийской империи].

Canivet P. Histoire d’une entreprise apologétique au Ve siècle. Paris, 1958. [Каниве П. История апологетства в V в.].

Idem. Le Monachisme syrien selon Théodoret de Cyr. Paris, 1977. [Он же. Сирийское монашество в описании блж. Феодорита Кирского].

Constantelos D.J. Physician-Priests in the Medieval Greek Church // The Greek Orthodox Theological Review. № 12. 1966–1967. Р. 141–153. [Константелос Д.И. Врачи-священники в средневековой Греческой Церкви].

Daniélou J. Platonisme et théologie mystique. Doctrine spirituelle de saint Grégoire de Nysse. Paris, 1944. [Даньелу Ж. Платонизм и мистическая теология].

Deseille P. Introduction aux Homélies spirituelles de Macaire. Bellefontaine, 1984. [Дезей П. Предисловие к Духовным беседам прп. Макария Египетского].

Dölger F.J. Beitrage zur Geschichte des Kreuzeichens. № VII. 16: «Das Kreuzeiche in der Volksmedizin» // Jahrbuch fur Antike und Christentum. № 7. 1964. Р. 5–16. [Дёлгер Ф.И. Статьи по истории крестного знамения. VII. 16: Крестное знамение в народной медицине // Ежегодник «Античность и христианство»].

Döernemann M. Krankenheit und Heilung in der Theologie der frühen Kirchenväter. Tübingen, 2003. [Дёернеманн М. Болезнь и исцеление в богословии ранних отцов Церкви].

Dorbeck F. Origin of Medicine in Russia // Medical Life. № 3. 1923. Р 223233. [Дорбек Ф. Происхождение медицины в России].

Dumeige G. Le Christ médecin dans la littérature chrétienne des premiers siècles // Rivista di archeologia Cristiana. № 48. 1972. Р. 115–141. [Дюмеж Г. Христос-врач в литературе первых веков христианства].

Idem. (Christ) Médecin // Dictionnaire de spiritualité. T. X. Col. 891–901. [Он же. (Христос) Врач].

Duval R. La Littérature syriaque. Paris, 1899. [Дюваль Р. Сирийская литература].

Illich I. Némésis médicale. Paris, 1975. [Иллич И. Немезида медицины].

Foucault M. Naissance de la clinique. Une archéology du savoir médical. Paris, 1972. [Фуко М. Рождение клиники. Археология врачебного знания].

Fox M.M. The Life and Times of St. Basil the Great as Revealed in his Works // Catholic University Patristic Series. № 57. Washington, 1939. Р. 13–17. [ФоксМ.М. Жизнь и эпоха свт. Василия Великого в его творениях].

Frings H.J. Medizin und Arzt bei den griechischen Kirchenvätern bis Chysostomos. Dissertation. Bonn, 1959. [Фрингс Г.И. Медицина и врач у отцов Греческой Церкви до Златоуста].

Goritchéva T. Parler de Dieu est dangereux. Paris, 1985. P. 137–139. [Горичева Т. Опасно говорить о Боге].

Gross J. La Divinisation du chrétien d’après les Pères grecs. Paris, 1938. [Гросс Ж. Обожение христианина в трудах греческих святых отцов].

Harakas S.S. The Eastern Orthodox Tradition // Caring and curing, Health and Medicine in the Western Religious Tradition / R.L. Numbers et D.W. Amundsen éd. New York, 1986. Р. 146–172. [Харакас С.С. Восточная православная традиция].

Idem. Rational Medicine in the Orthodox Tradition // The Greek Orthodox Theological Review. № 33. 1988. Р. 19–43. [Он же. Рациональная медицина в Православной традиции].

Harnack A. Medicinisches aus der ältesten Kirchengeschichte // Texte und Untersuchungen. Т. VIII. Cah. 4. Leipzig, 1892. Р. 37–152. [Гарнак А. Медицинское из истории Древней Церкви. Тексты и исследования].

Hausherr I. Philautie. De la tendresse pour soi à la charité selon saint Maxime le Confesseur // Orientalia Christiana Analecta. № 137. Rome, 1952. [Хаузер И. Филофея].

Idem. Les Leçons d’un contemplatif. Le traité de l’oraison d’Évagre le Pontique. Paris, 1960. [Он же. Уроки молитвенника].

Hordern P. Saints and Doctors in the Early Byzantine Empire, the Case of Theodore of Sykeon // Studies in Church History. № 19. 1982. Р 1–13. [Ордерн П. Святые и врачи Ранней Византийской империи, Феодор Сикеот].

Janini J. La Antropología y la Medicina pastoral de San Gregorio de Nisa. Madrid, 1946. [Джанини Дж. Антропология и пастырская медицина у св. Григория Нисского].

Kazhdan A. The Image of the Medical Doctor in Byzantine Literature of the Tenth to Twelfth Centuries // Symposium on Byzantine Medicine. Dumbarton Oaks Papers. № 38. 1985. P. 43–51. [Каждан А. Образ врача в византийской литературе Х-XII вв.].

Читайте также:  Луи игнарро сердечных болезней больше не будет

Keenan M.E. St. Gregory of Nazianzus and Early Byzantine Medicine // Bulletin of the History of Medicine. № 9. 1941. Р. 8–30; № 15. 1944. Р 150–161. [Кинан М.Е. Св. Григорий Богослов и ранняя византийская медицина].

Idem. St. Gregory of Nyssa and the Medical Profession // Bulletin of the History of Medicine. № 15. 1944. Р 150–161. [Он же. Св. Григорий Богослов и искусство врача].

Knur K. Christus medicus? Fribourg-en-Brisgau, 1905. [Кнур К. Христос врач?].

Kudlien F. Cynicism and Medicine // Bulletin of the History of Medicine. № 43. 1974. P. 317–318. [Кудлиен Ф. Скептицизм и медицина // Бюллетень истории медицины].

La Maladie et la Mort du chrétien dans la Liturgie. Recueil de conférences données à l’occasion de la XXIe Semaine d’études liturgiques de l’Institut de théologie orthodoxe Saint-Serge. Paris, 1974. (Bibliotheca «Ephemerides Liturgicae. Subsidia»). Rome, 1975. [Болезнь и смерть христианина в литургии: Сборник лекций].

Lain Entralgo P. Maladie et culpabilité. Paris, 1970. [Лэн Энтралго П. Болезнь и вина].

Larchet J.-Cl. Le baptême selon saint Maxime le Confesseur II Revue des sciences religieuses. № 65. Strasbourg, 1991. P. 51–70. [Ларше Ж.-Кл. Святой преподобный Максим Исповедник о крещении II Журнал религиозных наук. Страсбург].

Idem. Thérapeutique des maladies spirituelles. 5e éd. Paris, 2007. [Он же. Исцеление духовных болезней].

Leclercq H. Médecins II Dictionnaire d’archéologie et de liturgie. Т. XI. Сah. 1. Paris, 1933. Col. 109–185. [Леклер Х. Врачи].

Lossky V. Essai sur la théologie mystique de l’Eglise d’Orient. Paris, 1944. [Лосский В. Очерк мистического богословия Восточной Церкви].

Idem. Théologie dogmatique II Messager de l’Exarchat du Patriarche Russe en Europe Occidentale. № 48. Paris, 1964; № 49. 1965. [Он же. Догматическое богословие II Вестник Русского Западноевропейского Патриаршего экзархата].

Idem. La rédemption et la divinization II A l’image et à la ressemblance de Dieu. Paris, 1967. Chap. 5. [Он же. Искупление и обожение II По образу и подобию].

Lyonnet S. Le sens de «’Ef ï» en Rom V:12 et l’exégèse des Pères grecs II Biblica. № 36. 1955. Р. 436–456. [Лионне С. Значение «’Ef ï» в Рим. 5:12 и толкования греческих святых отцов].

Idem. Le péché originel et l’exégèse de Rom V:12–14 II Recherches de science religieuse. № 44. 1956. Р. 63–84. [Он же. Первородный грех и толкование Рим. 5:12–14].

Idem. Péché originel II Dictionnaire de la Bible. Supplément. № 7. 1966. Col. 509–567. [Он же. Первородный грех].

Magoulias H.J. The Lives of Saints as Sources of Data for the History of Byzantine Medicine in the Sixth and Seventh Centuries II Byzantinische Zeitschrift. № 57. 1964. P. 127–150. [Магулиа Х.Ж. Жития святых как изложение истории византийской медицины в VI и VII вв.].

Mandelker Frieden N. Russian Physicians in an Era of Reform and Revolution, 1856–1905. Princeton, 1981. [Манделькер Фриден Н. Русские врачи в эпоху реформ и революций в 1856–1905 гг].

Meyendorff J. «’Εφ ï» (Rm 5:12) chez Cyrille d’Alexandrie et Théodoret // Studia Patrística. T. IV 1961. Р 157–161. [Мейендорф И., протопр. «Έφ ï» в Рим. 5:12 у свт. Кирилла Александрийского и блж. Феодорита].

Idem. Messalianism or Anti-Messalianism? A Fresh Look at the Macarian Problem // Kyriakon. Festschrift Johannes Quasten. Münster Westf, 1970. Vol. II. Р. 585–590. [Он же. Мессалианизм или анти-мессалианизм? Свежий взгляд на вопрос свт. Макария].

Idem. Initiation à la théologie byzantine. Paris, 1975. [Он же. Инициация в византийском богословии].

Miller T.S. The Birth of the Hospital in the Byzantine Empire. Baltimore, 1985. [Миллер Т.С. Зарождение лечебниц в Византийской империи].

Idem. Byzantine Hospitals // Symposium on Byzantine Medicine. Dumbarton Oaks Papers. № 38. 1985. Р. 53–63. [Он же. Византийские лечебницы].

Nutton V. From Galen to Alexander, Aspects of Medicine and Medieval Practice in Late Antiquity // Symposium on Byzantine Medicine. Dumbarton Oaks papers. № 38. Washington, 1985. Р. 1–14. [Наттон В. От Галена до Александра, аспекты медицины и средневековая практика в поздней Античности].

Ott J. Die Bezeichnung Christi als iatros in der urchristlichen Literatur // Der Katholik. № 90. 1910. Р. 454–458. [Отт И. Обозначение Христа как врача в раннехристианской литературе // Католик].

Schadewaldt H. Die Apologie der Heilkunst bei der Kirchenvätern. Veröffentlichungen der internationalen Gesellschaft für Geschichte der Pharmazie. № 26. 1965. Р. 115–130. [Шадевальдт Г. Апология искусства врачевания у отцов Церкви // Публикации Международного общества по истории фармакологии].

Scheidweiler F. Arnobius und der Marcionitismus // Zeitschrift für neutestamentliche Wissenschaft und die Kunde der alteren Kirche. № 45. 1954. Р. 42–67. [Шайдвайлер Ф. Арнобий и маркионитство // Журнал по новозаветной науке и благовестию Древней Церкви].

Schipperges H. Zur Tradition des «Christus Medicus» im frühen Christentum und in der alteren Heilkunde // Arzt Christ. № 11. 1965. Р. 12–20. [Шиппергес Г. О традиции «Христос-целитель» в раннем христианстве и древнем искусстве врачевания. Врач Христос].

Sendrail M. Histoire culturelle de la maladie. Toulouse, 1980. [Сэндрай М. История происхождения заболеваний].

Sigerist H. An Outline of the Development of the Hospital // Bulletin of the History of Medicine. № 4. 1936. Р. 573–581. [Сигерист Х. Очерк развития лечебниц].

Stöger A. Der Arzt nach Jesus ben Sirach (38, 1–15) // Arzt Christ. № 11. 1965. Р. 3–11. [Штёгер А. Врач по Иисусу, сыну Сирахову (38, 1–15). Врач Христос].

Symposium on Byzantine Medicine. Dumbarton Oaks Papers / Scarborough J., éd. № 38. Washington, 1985. [Симпозиум по византийской медицине / Изд. Скарборо Д.].

Talbot A.M. Faith Healing in Late Byzantium. Brookline, 1983. [Тальбот А.М. Исцеление верой в Поздней Византии].

Temkin O. Byzantine Medicine, Tradition and Empiricism // Dumbarton Oaks Papers. № 16. 1962. Р. 97–115. [Темкин О. Византийская медицина, традиция и эмпиризм].

Treadgolg W. The Nature of the Bibliotheca of Photius. Washington, 1980. [Тредголг У. Описание Мириобиблиона].

Ware T. Eustratios Argenti. A Study of the Greek Church under Turkish Rule. Oxford, 1964. [Уэр Т. Евстратий Аргенти. Исследование Греческой Церкви под турецким правлением].

Weinel H. Die Wirkungen des Geistes und der Geister im nachapostolischen Zeitalter bis auf Irenaus. T. II. Fribourg-en-Brisgau, 1899. Р. 109–127: «Heilungen und Wunder». [Вайнель Г. Исцеление и чудо // Действие Духа и духов в послеапостольское время до Иринея].

Xρυσοστόμος Παπαδόπουλος, άρχίεπ. Ιστορία της εκκλησίας Άλεξανδρείας. Αλεξάνδρεια, 1935. [Хризостом I (Пападопуло), архиеп. Афинский. История Александрийской Церкви].

Источник